By : admin

? Здрасти, дорогие читатели! Деревенские рассказы — это мемуары о малеханькой деревушке по-под заглавием Щегловка, уже издавна исчезнувшей с лица земли. О неких вариантах произошедших в данной нам деревне в годы после войны. Щегловские бунтари Небольшую деревушку Щегловку со всех сторон окружали пшеничные, ячменные и свекольные поля. До села, где находилась школа, было не близко, но далее войны туда Щегловки ходило много деток — больше, чем остальных деревень. И во почему. В 1930-е годы обитатели Щегловки учинили антисоветский мятеж. Трое фермеров не пожелали отдавать собственных скотин в колхоз. Их объявили кулаками, над ними устроили показательный трибунал. В центральное село, где проходил трибунал, приехали представители власти района. Организовали показательное заседание в сельсовете. Щегловки пришла большая масса, вооруженная дубинками и обрезами, и данный трибунал разогнала. Были убитые и раненые. Народный гнев стремительно усмирили, бунтовщиков вкупе с их семьями выслали в ссылку. Неподалеку от дома моих родителей живет древняя дама Евдокия Михайловна, родившаяся в ссылке, на Севере. Ее предки тоже участвовали в том глупом, обреченном на провал деревенском мятеже. В те времена юношей таковых неблагонадежных семей не призывали в армию. Согласно данной нам причине в войну почти все щегловские мужчины остались дома. Они не погибли и не стали инвалидами. Поэтому и деток в деревне было много. Покладистый лесник Фронтовик Илья возвратился домой. Война завершилась, а также голод длился. Хлебушка всласть не ели, и лишь семья этого фронтовика почему-либо стала жить сытно. Их дочка Нинка на улице постоянно гуляла с ломтем хлеба, то маслицем намазанным, то творожком либо сметаной. Остальные голодные ребятишки смотрели да слюнки глотали, дома даже картошки всласть не ели. Просили у Нинки хлеба — она выносила тайком, чтоб мама не прознала. Соседи гадали: откуда в той семье таковая сытость? И во увидели люди, что прогуливаются в ту избу бабы — не местные и не с пустыми руками, а также с узелками. Илья никаким ремеслом не занимался, сам был безграмотным. Чем все-таки он был в силах им понадобиться? Потаенна скоро раскрылась. Дамы примыкающей деревни Банище, почти все которых были вдовами, в прохладное время прогуливались в ближайшую рощицу за дровами. Илья с кобурой на ремне, в военной форме, раз в день тоже обходил эти лесочки. Подойдет к злосчастной, навьюченной хворостом, а также то и со скошенной березкой либо осинкой даме, представится лесником, карандаш с блокнотом достанет. Он делает вид, что имя записывает (а также сам ни читать, ни писать не мог), чтоб наказание за вред найти. Время было грозное. За казенные деревья и даже сухие ветки имели возможность сослать туда, куда ранее были высланы щегловские бунтари. Злосчастные в ноги кидались, просили пожалеть: топить нечем, ребятишки зябли. Илья, «сжалившись», уступал и договаривался за вознаграждение не заявлять властям о порубках. Вдовы отдавали крайнее, но но зато позже имели возможность смело ходить за дровами — откупались. Естественно, все это открылось, слухи о покладистом «леснике» пошли по абсолютно всем деревням. Яблоко Евдокия Михайловна вспоминала также, как девчонкой, пробегая мимо сада крепкого владельца, который на войне не был, не удержавшись, сорвала яблоко, висевшее по мнению эту сторону плетня. Яблоневых садов {тогда} было не достаточно, поэтому что за каждую яблоню полагался налог. Сорвала девчонка яблочко, а также суровый владелец здесь как здесь. Поймал «воровку» и привязал к яблоне, два раза обмотав веревкой. Узел завязал за спиной, с обратной стороны яблони, чтоб надежней было. Ребятишки, которые это лицезрели, побежали к мамы девчонки, все ей поведали. Та прибежала. В гневе сорвала веревку и отхлестала ею и самого владельца, и его собаку, кинувшуюся на нее. Чисто такие были характеры в среднерусской деревеньке Щегловке. На данный момент деревни нет. Разъехались ее жители, переселились ближе к школе да магазину.

Добавить комментарий