By : admin

? Друзья, продолжая рубрику «Истории удачных людей», сохрани бог упускать историю величавого Авиценны. Статья «Ибн Сина Авиценна: биография величавого мудреца» скажет для вас много увлекательного. Кредит правды и правитель мудрецов – так называли Ибн Сину (Авиценну) на мусульманском Востоке. Но, навалом воззрению известного британского философа 13 века Роджера Бекона, Ибн Сина затмил всех узнаваемых ученых в свое время. Заслуги мыслителя представлены различными областями познаний: философией, медициной, арифметикой, астрономией, геологией, лингвистикой… Авиценна: биография Абу Али Ибн Сина (полное имя: Абу Али Хусейн ибн Абдуллах ибн аль-Хасан ибн Али ибн Сина) родился 16 августа (символ зодиака Лев) 980 года поблизости Бухары – {тогда} политического центра империи Саманидов. Его отец был последователем исламизма, религиозно философского учения, которое опровергало некие главных догм ортодоксального ислама. Слушая дискуссии взрослых о «душе и разуме», мальчишка сызмальства приобщался к философии. В 10 лет он обладал арабским языком и знал назубок Коран. Позже завладел основами логики и геометрии и приступил к самостоятельному исследованию физики и метафизики. С молодых лет юноша заинтересовался искусством полемики и уже в школьные годы считал себя «наилучшим в постановке вопросцев». Рассказывая о собственном опыте зания, мыслитель, пишет, что бодрствовал на сто процентов {ни одной} ночи. Деньком не занимался ничем остальным, не считая науки и арифметики. Любопытно, что Абу Али ничего не воспринимал в веру и все подтверждения инспектировал сам. Также парень начал осваивать медицину. «Медицина — не томных наук. За совершенно маленькое время я так завладел ею, что даже наилучшие мужи медицины не отрешались у меня обучаться. {Тогда} мне было шестнадцать лет. Я стал посещать нездоровых. Через опыт мне раскрылись методы исцеления, которые еще не были описаны», — писал он. Исцеление правителя Слава 17-летнего целителя дошла до правителя Бухары. Правитель мучился от заболевания, которую не способен были вылечить придворные докторы. Он вызвал парня к для себя. Исцелив правителя, Абу Али получил в хорошем качестве вознаграждения доступ к эмирской библиотеке, которая состояла почти всех комнат, заполненных сундуками с книжками. Бухара «Я ознакомился со перечнем книжек предшественников и затребовал те, каковые были необходимы. Я пристально прочел эти книжки. Усвоил все полезное, что находилось в их, познав степень учености всякого создателей», — говорил Ибн Сина. Если же что и далось юноше тяжело – так это «Метафизика» Аристотеля. «Я перечитал ее 40 раз и выучил назубок, но так и не сообразил, ни ее содержания, ни цели. В отчаянии я произнес для себя – данный труд, к осознанию которого нет пути», — сетовал он. Случаем на рынке Абу Али наткнулся на труд величавого философа Абу Насра Аль-Фараби, посвященную трактовке Аристотеля. «Возвратившись, домой, я немедля взялся за чтение. Передо мною сходу раскрылась цель данной книжки», – читаем в жизнеописании мыслителя. Потом Ибн Сина именовал Аль-Фараби своим вторым учителем далее Аристотеля. Ибн Сина в должности визиря В своё время мыслителю исполнилось 21, он покинул Бухару – начались годы странствий. В то время ему пришлось узнать и звучную славу, и гонение. Много раз он, оказываясь при дворах правителей в хорошем качестве доктора и советника, становился жертвой придворных интриг. Излечив правителя Хамадана, Ибн Сина получил в вознаграждение должность визиря (министра). Угодив в новейшей роли, написал для эмира советы {относительно} совершенствования системы гос.управления, которые весьма очень не приглянулись окружению. Придворные арестовали Авиценну, разграбили его дом и востребовали от правителя экзекуции ученого. Но эмир отдал собственному доктору возможность убежать, что (надо(бноть)) в своё время произошел новейший приступ заболевания, возвратил философа. Эмир предложил опять занять министерскую должность, также написать книжку с комментами к трудам Аристотеля. На что Ибн Сина дал ответ: «Если же тебя устроит, чтоб я написал книжку, где выложил то, что считаю настоящим, не входя в дискуссии с теми, кто держится отличающейся от моей точки зрения, и, не обременяя себя их опровержениями, я это сделаю.» Заручившись согласием правителя, мыслитель приступил к написанию собственного головного 18-томного философского труда, который именовал «Книжкой исцеления».

Добавить комментарий