By : admin

Приветствую неизменных читателей и гостей веб-сайта! Данный рассказ о блокадном Ленинграде — настоящая история, которую поведала моя приятельница: — У нас дома хранится икона с увлекательной историей. Она подарена моей двоюродной прабабушке Зине женщиной, спасенной ею в блокадном Ленинграде. Перед войной Зинаида жила в Крыму. В летнюю пору 1940 года к их соседям приехал отдыхать инженер Ленинграда Дмитрий. Познакомился с Зиной и скоро предложил ей руку и сердечко. Зина, невзирая на то, что Дмитрий был старше ее на 20 лет, согласилась. Новобрачные уехали в Ленинград. Дмитрий был весьма отлично обеспечен. Он жил в четырехкомнатной квартире. Были даже прислуга и кухарка — практически как у доктора Преображенского «Собачьего сердца». В доме собиралась интеллигентная публика, бывшая в фаворе у властей. Дозволяли для себя даже дискуссии о политике… В целом, жили отлично, пока еще не началась война. Как говорила Зина, даже далее начала Величавой Российскей почти все ленинградцы не задумывались, что все будет так обрезаны. Однако эна в семью Зины горе пришло практически сходу. Супруг Дмитрий был в Москве до делам. Узнав о начале войны, он, хотя имел бронь, здесь же начал двигаться на фронт добровольцем и умер в 1-ые же деньки. Жизнь в блокадном Ленинграде Однако в Ленинграде все еще было тихо. Почти все соседи, в особенности с детками, отрешались от эвакуации. Страшились, что их квартиры будут разграблены. Позже-то спохватились, но было уже поздно. Однако некие люди даже ожидали прихода германцев. К примеру, вспоминала Зина, дворник гласил, что это культурная цивилизация а при их будет лучше. Однако немцы все шли вперед, и сделалось ясно — легкой победы над ними {не будет}. Люди побежали в сберкассы, пытаясь забрать свои сбережения. Но наличные стремительно заканчивались. Почти все отстаивали в очереди несколько часов впустую. Позже начался недостаток товаров. Возникли магазины, в каких можно было приобрести деликатесы, но весьма недешево. У Зины были кое-какие скопления, но эти цены были ей не до кармашку. Они вкупе с кухаркой и прислугой, также как почти все остальные ленинградцы, ездили в близлежащие деревни (немцы еще не подошли впритирку к городку) и брали там продукты. Позже в ход пошли вещи: фермеры сообразили, что средства обесцениваются, и соглашались лишь на натуральный обмен. В те деньки германские самолеты нередко разбрасывали над городом листовки. Невзирая на то, что в русских газетах печатались статьи, где рассказывалось о надежной воздушной защите Ленинграда. Однако позже начались налеты. 1-ая сирена, как говорила Зинаида, и мертвого бы разбудила. Все бежали в подвал, сказывай там от взрывов стенки тряслись так, что даже ярые коммунисты крестились. Просидели до 12 часов ночи, сказывай позже все пошли спать. Ликвидирование Бадаевских складов запомнилось Зине запахом подгоревшего сахара. И поэтому она в предстоящем не принимала данный запах. Даже почти все кондитерские изделия не ела. Как выжить? Нормы выдачи хлеба в городке все уменьшались. Пришлось через связи погибшего супруга находить знакомых, через которых можно было поменять на пищу стоявшие дома бутылки драгоценного вина и коньяка, также оставшиеся вещи. Скоро кончились и эти припасы. Кухарка устроилась на фабрику — там давали талоны на обеды. Прислуга отыскала работу на складе. Там она познакомилась с неким огромным начальником и переехала к нему жить. Лишь один раз она пришла к Зине до старенькой памяти. Принесла кулек пшена. В городке пропали кошки и собаки. Люди съели все, что было может быть. Поговаривали, что на рынке продают колбасу человечины, сказывай в городке нередко пропадают малыши. Люди погибали тыщами. Почти всех погибель застигала во сне: засыпали и уже не пробуждались. Просьба о помощи Зинаида вспоминала, что ей уже все было индифферентно. В городке всюду лежали мертвые тела — в подъездах и на улицах. Их собирали и везли на санях на кладбища, как бревна. Однажды вечерком Зина шла до улице. Идущая впереди нее женщина вдруг свалилась. Зина подошла к ней, сказывай та шепотом попросила о помощи. Зинаида попробовала посодействовать ей подняться. Однако женщина вдруг вцепилась ей в шейку мертвой цепкой. Помоги! Зина жутко ужаснулась. Она кое-как отбилась от умирающей и пошла прочь. Зине вдруг показалось, что это погибель чуток не забрала ее. Возвратившись домой, Зинаида пришла в себя. Она позвала кухарку, уже вернувшуюся с фабрики, и попросила пойти с ней. Они пришли к месту, где осталась лежать женщина. Осознав план хозяйки, кухарка стала отрешаться помогать: им самим есть нечего! Но Зина, как одержимая, настаивала на собственном.

Добавить комментарий